Английское слово «suspense» означает художественный прием, держащий зрителя в состоянии тревожного ожидания или беспокойства. Эталонным мастером саспенса принято считать Альфреда Хичкока. Хотя, скажем прямо, украинские телевизионщики в умении нагнетать обстановку именитому режиссеру почти не уступают. К примеру, недавно на канале СТБ вышел новостной сюжет, в котором Старобельский областной психоневрологический интернат – один из лучших в стране – журналисты сумели изобразить едва ли не адом на земле

 

Анна СИМОНОВА

 

КЛЕЙМО ГОТОВО

Сгущать тучи начали уже в подводке: мол, подопечные интерната одеты в лохмотья, сидят на кроватях по очереди и даже собственных тумбочек не имеют. А затем вообще зашли с «козырей»: зачем-то упомянули, что дорога, ведущая сюда, в ужасном состоянии.

Это, конечно, хорошо, что киевские журналисты обратили внимание на луганские дороги, но их ремонт – явно не забота руководства интерната. С другой стороны, зайдя за ворота учреждения, телевизионщики наверняка увидели его благоустроенную территорию: беседку, лавочки, ухоженные клумбы и вымощенные дорожки. Однако этого нам в сюжете не показали, а взамен – перечислили количество уголовных производств, начатых в отношении директора Надежды Колесниковой.

Одно из них касается нецелевого использования средств. В чем суть, телевизионщики, само собой, не объяснили: у них были другие задачи. А вот здесь толика их внимания была бы не лишней.

Факт нецелевого использования средств выявили аудиторы. Дело касается 140 тысяч гривен, которые интернат потратил на закупку ветпрепаратов для животных. Это коровы, козы, свиньи, содержащиеся в подсобном хозяйстве для обеспечения подопечных свежим мясом и молоком. Отвлекаясь от темы, добавим, что интернат обрабатывает еще и теплицы, и поля – это собственные овощи круглый год. Всё идет на стол подопечным и с учетом рыночных цен позволяет экономить около двух миллионов в год.

Так вот, закон хоть и разрешает ведение подсобного хозяйства, никак расходы на него не определяет. Это реальная проблема. Выкручиваться приходится по-разному. В тот раз ветеринарные препараты новый бухгалтер провела по коду «медпрепараты», согласно перечню расходов, которые разрешается делать из пенсионного фонда (75% пенсий подопечных остается в интернате).

Лекарства для животных были действительно закуплены, накладные имеются. То есть о воровстве речь не идет. Впрочем, закон есть закон. Это единственное нарушение, найденное аудиторами при проверке деятельности учреждения за 2016-2019-й годы. И должную оценку ему дадут компетентные органы. Но журналисты уже успели оклеймить директора, создав ей образ прожженной нарушительницы закона.

 

 

ПРОКУРАТУРА НАРУШЕНИЙ НЕ НАШЛА

При этом сами они начали свою «экскурсию» по интернату именно с нарушения закона «О психиатрической помощи», утверждает Надежда Колесникова. В частности – 6-й статьи, которая определяет, что без письменного согласия человека, страдающего психическим расстройством, его законного опекуна или лечащего врача делать видеосъемку больного запрещено.

И вот здесь следует упомянуть, что приехали в Старобельский ОПНИ телевизионщики не одни, а за компанию с группой представителей омбудсмена. Уж они-то должны разбираться в специфике закона, но позволили свободно интервьюировать на камеру людей с психическими расстройствами. Поэтому и закрадывается сомнение: а объективна ли информация, озвученная в сюжете, или журналистов намеренно использовали для дискредитации учреждения?

«Виталичек, это вас…кхм…вы ударились?», – спрашивает одного из подопечных представитель омбудсмена Елена Темченко, увидев синяк на его руке. Уже сама постановка вопроса отдает манипуляцией. Дальше – показывают другого подопечного с обработанной раной на голове. Он говорит, что упал, когда его купали. Но журналисты не добавляют, что это было еще в Сватовской психбольнице, где интернатовцы временно жили после декабрьского пожара.

Кстати, именно с последствиями пожара связана большая часть неудобств, которые сегодня испытывают местные жители. Ремонт сейчас ведется в девяти комнатах, соответственно, людям приходится ютиться в оставшихся, пригодных для жилья. Тем не менее, по очереди, как утверждалось в сюжете, на кроватях никто не сидит. Каждый подопечный обеспечен спальным местом, хоть в одной из комнат и пришлось разместить 11 кроватей. С индивидуальными тумбочками та же беда: ставить их пока негде, вот количество и сократили.

– На следующий день после сюжета у меня уже была прокуратура. Проверили все озвученные факты. В том числе, пересчитали жильцов и кровати. Нарушений не нашли, – говорит Надежда Колесникова.

Спорным вопросом она сама считает наличие на окнах решеток, которые тоже так «возбудили» проверяющих. Непосредственно в момент съемок, утверждает Надежда Александровна, решетки стояли только в тех комнатах, где хранятся материальные ценности. В остальных – сняты на реконструкцию.

– Они поставлены после того, как в Дмитриевском интернате подопечный выкинул санитарку из окна третьего этажа. Нам выдали четкое распоряжение: поставить решетки на все окна и двери, где находятся подопечные. Сейчас мы планируем реконструкцию этих решеток, ГСЧС требует, чтобы они были распашные на маленьком замочке. Но они должны быть – с этим и прокуратура согласна. У нас выходят окна на речку. Завтра человек вылезет через форточку, утонет в речке. Кто за него отвечать будет? У меня в положении четко сказано, что каждый работник отвечает за жизнь и здоровье подопечного. Как я могу сохранить ему жизнь и здоровье, если окна раскрываются нараспашку? – сетует директор интерната.

 

 

НАДО КАК В ЕВРОПЕ?

Директора Департамента соцзащиты населения ЛОГА Элеонору Полищук особенно удивили претензии по поводу того, что подопечные интерната за собственные деньги покупают туалетную бумагу.

– В интернате всего в достатке. Финансирование из областного бюджета 100% на все нужды подопечных. Там хороший ремонт, новая мебель, четырехразовое питание, морозилки забиты мясом и рыбой, у каждого из 150 человек три комплекта постельного белья и одежды, обеспечено необходимое медицинское обслуживание, – перечисляет она. – Но журналисты вообще ничего не сказали о том, что положительного есть. Вместо этого уцепились за туалетную бумагу. Туда почтальон приезжает и предлагает людям газеты, журналы и другую продукцию, которую ему по плану надо реализовать. Они и покупают, мы же не можем запретить им тратить собственные средства?!

До конца февраля, по словам директора Департамента, планируется закончить ремонт в сгоревших палатах. Так что уже в скором времени решится и проблема с «перенаселением».

Действительно насторожил ее рассказ одного из мужчин, который сообщил, что его мать, живущая на неподконтрольной территории, как официальный опекун забирает все 25% положенной ему пенсии. С этим вопросом Элеонора Полищук обещает оперативно разобраться.

Что до лохмотьев и вышитых на одежде фамилиях, которые, по словам представителей омбудсмена, являются нарушением права на достоинство, свой ответ есть у директора:

– Одежды у нас достаточно на складах. Другое дело, если они занимаются трудотерапией – это одна одежда, если едут на экскурсию – другая, если встречаем гостей – третья. Как и у любого человека дома. Плюс надо учесть, что это люди с особенностями психики. А вышитые фамилии – это просьба самих подопечных. Согласно нашему типовому положению «Об интернатном учреждении психоневрологического профиля», там вообще должны быть номера.

 

 

Собственно, в деятельности интерната еще много таких моментов, которые регулируются морально изжившими себя документами. И проверяющие – люди явно не с улицы – должны это знать. Тем не менее, требуют для его подопечных большей свободы, ссылаясь на европейские стандарты. Например, права курить по желанию или выхода за территорию без сопровождающего.

Решить эту дилемму не в силах ни директор интерната, ни чиновники облгосадминистрации. Как минимум,  это компетенция Минсоцполитики, а в идеале – Верховной Рады. Но пока что, говорит Элеонора Полищук, к организации быта людей с психическими отклонениями по образцу Европы, где люди с такими диагнозами социализируются в громаде, Украина не готова. В первую очередь – наше общество.

 

Распечатать
© По материалам Луганщина.ua
Наверх