Дорог нет. Газа нет. Транспортное сообщение, за исключением одного рейса в день, отсутствует. Но главное – нет работы, нет источников к существованию. Вот так сегодня выживает Трехизбенка

 

Эвелина БОГДАНОВА

 

ПЕЧАЛЬНЫЕ ПЕРЕМЕНЫ

Война перевернула жизнь Трехизбенки с ног на голову. Раньше село входило в Славяносербский район. Через Трехизбенку практически каждые 20 минут проходил рейсовый транспорт – людям было удобно добираться на работу и назад в Луганск, Славяносербск, Алчевск, Стаханов. Те, кто работал на своей земле, выращивали в теплицах овощи. Рынком сбыта выращенной в подсобных хозяйствах продукции были промышленные города Луганщины и ее областной центр.

Сейчас все изменилось.

– Дороги у нас, как вы знаете, с такими выбоинами, что по факту можно сказать, что их нет, – констатирует Ольга Стрельникова, секретарь Трехизбенской военно-гражданской администрации. – Из общественного транспорта –
один автобус, который в 5.30 утра идет от нас через Райгородку, Новоайдар до Северодонецка, и в 13-30 – в обратном направлении, к нам приходит в 15-50. Если раньше проезд в соседние города на работу был доступным, то сейчас, конечно, людей это не устраивает.

Жители возмущаются: «Три громкоговорителя установили, но они так и не заработали. Фонари повесили на улицах Булавина и Центральной, которые как не включали, так и не включают уже сколько времени. Зачем повесили – непонятно. А деньги потрачены. Лучше бы дорогу сделали, а то скорой не дождешься живым. А тот же Славяносербск – его хорошо от нас видно – как до войны, так и сейчас весь освещен».

Вместо положенных 20-ти минут скорая едет в Трехизбенку час и более, потому что дороги нет.

– Из-за плохих дорог у нас на месте тубдиспансера даже пожарный участок организовали, так как не доедешь к нам, вдруг что, – говорит Ольга Владимировна.

 

НА ЗАРАБОТКИ – ОТ БЕЗЫСХОДНОСТИ

Тубдиспансер – отдельная большая боль жителей Трехизбенки. Славяносербский областной туберкулезный диспансер до войны обеспечивал работой 120 человек. Из-за военных действий его закрыли, больных перевезли в Лисичанск. 120 семей остались без средств к существованию.

Тогда как-то пережили, понадеялись, что все утрясется и вернется, как было, но сейчас у людей эта ситуация вызывает негатив: «Мы все тут живем, школа работает, садик работает. Почему тубдиспансеру тут не размещаться? За что теперь нам существовать?».

– В Дмитриевке Новоайдарского района есть психоневрологический интернат. Туда требовались люди. Те, кто работал в тубдиспансере, имеют соответствующую квалификацию и могли бы там работать. Но добираться туда возможности нет. За свой счет машину гонять – проезд больше зарплаты выйдет. И едут люди на заработки – кто в Польшу, кто в Россию – от безысходности, – констатирует Ольга Владимировна.

Потеряли работу практически все – не только работники тубдиспансера.

– До войны многие работали в Славяносербске, Луганске, Алчевске, Стаханове – в поликлиниках, аптеках, энергосбыте, на газовых участках, в ГСЧС. В общем, в разных отраслях. Работа у всех была хорошая, – вспоминает Ольга Стрельникова. – Сейчас те, кто остался в Трехизбенке, выживают, как могут. В основном, сажают огороды. И живут на копейки – у кого пенсия, у кого и того нет. Но и овощи из теплиц продать сегодня практически некуда, рынка сбыта нет.

Жители Трехизбенки выращивают с каждым годом все меньше овощей, потому что не видят в этом смысла: скупщики забирают выращенное практически задаром.

– К примеру, в июне приезжали скупщики, огурцы закупили у людей по 2 гривны за кило. А в Северодонецке их по 10-11 гривен в выходные продавали. И люди отдавали выращенное по такой цене, чтобы хотя бы вернуть средства, затраченные на семена, удобрения, полив. Уже о вложенном труде и не говорится. Раньше столько теплиц у нас было, а сейчас остались единицы, – говорит секретарь ВГА.

 

Выдача жителям Трехизбенки гуманитарной помощи

 

ГАЗОВЫЙ ВОПРОС

Нет в Трехизбенке, а также в соседней Кряковке и газа. Газ в села заходил с оккупированной ныне территории – из Сокольников. Газопровод в результате боевых действий 12 октября 2014-го был перебит, восстановить пока нет возможности. Надо вести из другого места, с территорий, подконтрольных Украине.

– Каждый год нам обещают, а почему газ не ведут – непонятно, – говорит Ольга Владимировна. – С Муратово хотели тянуть газ. Сейчас нынешний наш руководитель ВГА ведет переговоры с «Шебелинкагаздобыча», собирается газ подавать на село из соседнего Лобачево, где газ собственной добычи есть.

А пока люди перестраивают жилье под печное отопление, ставят буржуйки. «Все за свой счет. А государство о нас не печется. Спасибо, хоть фонды международные помогают и Красный Крест», – говорят в селе.

Конечно, хорошо, что международные организации заходят на территорию. Но помогают, опять-таки, не всем. К примеру, Красный Крест помогал по потере работы только тем, кто не является пенсионером. Людям на выращивание давали кур, телят, коз, чтобы развивали свое хозяйство. В эту программу Красного Креста попало около 30-ти человек. Два года Красный Крест деньги давал, сначала по 5 тысяч, а в прошлом году уже по 3 тысячи, на уголь.

– В этом году уже не всем будут давать такую помощь – финансирование слабое. В Красном Кресте объясняют: «Наше вышестоящее руководство считает, что и государство тоже должно что-то делать, а не рассчитывать, что международники все проблемы населения закроют». Я все прекрасно понимаю, и тут они правы, не обязаны нас международники кормить и спонсировать. Государство тоже должно как-то реагировать на проблемы людей, – считает Ольга Владимировна.

В пятиэтажке, где работникам тубдиспансера в свое время квартиры дали, осталось всего 11 семей. Газовая котельная не работает, газа нет. Чтобы людям обогреться зимой, фонд «Каритас Украина» в их квартирах конвекторы в каждой комнате установил, проводку провел отдельную, чтобы обогревались за счет электричества. И это снова международники, а не родное государство.

– Мы сами – ничего не можем. Трехизбенская ВГА – дотационная организация. Конечно, руководитель ВГА ездит, решает, договаривается, но финансирование нам выделяется только на защищенные статьи: зарплата, коммунальные, – рассказывает Ольга Стрельникова. – Куда не кинь, проблемы. Нужно внимание государства к народу, нужен государственный подход к решению проблемы трудоустройства.

Сколько люди еще так протянут – неизвестно.

Фото: Трехизбенская ВГА

Распечатать
© По материалам Луганщина.ua
Наверх