Благовещенка находится на территории, которая таким себе «сапогом» врезается в соседнюю Российскую Федерацию. Этот населенный пункт в Станично-Луганском районе – одна из самых крайних точек востока Луганщины и всей Украины. По данным последней переписи населения, там проживали 361 человек, сейчас – 150. Как живут (или скорее – выживают) в селе, чем занимаются и на что рассчитывают, – в интервью с Александром Подейко, руководителем местного фермерского хозяйства – КФХ «Благотон»

 

Эвелина БОГДАНОВА

 

– Четвертый год вы ведете фермерское хозяйство в Благовещенке, хотя сами родом из Широкого. Как получилось, что во время войны вы решили работать именно тут?

– Да, хозяйство мы купили как раз во время активной фазы войны. Взялись обрабатывать земли, чтобы не пустовали. Я бы сказал, потому что патриоты родной земли, а в округе нас называли тогда ненормальными. Наверное, мы и есть ненормальные (смеется).

 

– Судя по рассказам ваших коллег, работать фермеру сейчас на Луганщине, особенно вблизи линии разграничения, несладко?

– Я бы сказал, почти никаких проблем, лишь бы не мешали.

 

– И кто мешает?

– Законы принимают такие, что с каждым днем работать всё сложнее и сложнее. Такое впечатление, что их принимают люди, оторванные от жизни. А чтоб реально помочь селянам – этого нет. Нужно внимание селу со стороны власти.

 

– Если вы говорите «почти нет проблем», значит, они все-таки есть?

– Естественно. Весь аграрный Станично-Луганский район примерно в одинаковой ситуации. Во-первых, поблизости нет элеватора – тот, что был в Макарово, на станции Ольховой, не работает. Зерно приходится возить в Купянск, Куземовку, Старобельск, Рубежное. С работающим рядом элеватором было бы удобнее и выгоднее. А теперь расходов на каждой тонне урожая на 200 грн больше. К примеру, только наше хозяйство с 5000 тонн теряет миллион гривен!

 

 

Село расположено на «полуострове»,
который почти со всех сторон окружен территорией России

 

– А во-вторых?

– Вторая сложность для нас, аграриев востока, это отсутствие кредитования. Говоришь, что из Луганскойобласти, и разговор заканчивается. Снами из финансовых учреждений никтоне хочет работать.

Вообще, для банков, зернотрейдеров, поставщиков минудобрений идизельного топлива практически всятерритория Луганской области – этосплошная зона АТО. Все они либо сразуотказывают, либо закладывают «военные» риски в любые операции с фермерами Луганщины.

Хотя, я скажу, близость к линии разграничения на нас вообще не влияет – мы тут под серьезнейшей охраной – спокойно живи и работай.

 Были бы краткосрочные агрокредиты на посевную: месяца три попользовались – и закрыли. И больше ничего не надо. Их отсутствие, на мой взгляд, самая большая проблема агросектора Луганщины.

 

– Сколько людей работает у вас в хозяйстве?

– Всего 30. А можно было бы всем работу дать – если бы политика власти была направлена на развитие села.

Село надо развивать, вливать инвестиции. Тот же пеллетный заводик поставить – и рабочие места появились бы, и люди отапливались. Предприятия переработки сельхозпродукции крайне необходимы – молоко, мясо людям некуда сдавать. Потому как практически все семьи в Благовещенке хозяйство держат – коров, свиней, поросят. Тем и живут.

 Вот мы и забираем продукцию у домашних хозяйств для реализации в своих магазинах, чтоб людей как-то выручить.

 

– Численность населения в Благовещенке с момента последней переписи снизилась практически в 2,5 раза. Это из-за войны?

– Не только. Главная причина– безработица. Так, и школа есть, иФАП, и клуб, мы стараемся сами всёремонтировать и праздники организовывать, но людям главное – работу иметь. Если ничего не изменится,через 2-3 года нас в Благовещенкеменьше сотни жителей останется.

Да и проблема с переходом через границу для наших селян тоженемаловажна. А ну-ка, все родственники там, а таможня в КраснойТаловке, которая официально считается открытой, с украинской стороны не работает. Функционируеттолько со стороны России. Людям,чтобы на дни рождения да похороны к родным поехать, нужно 300 кмотмотать, чтоб через Миллерово вРоссию попасть.

Из-за войны многие уже пять лет родных не видели. Это нормально? Нет. Люди страдают.

 

– Как считаете, может, что-то вскоре поменяется? С учетом будущих выборов.

– Селу нужно внимание власти,поддержка, развитие. Агросектору– кредитное финансирование, инвестиции. Если этого не будет, то ивсей аграрной Украине «хана», я такскажу.

Надежды на смену власти, конечно же, есть. Но надежд мало, нужны действия. А пока – только приезжают с пустыми руками и обещают. Потому так и живем.

Распечатать
© По материалам Луганщина.ua
Наверх