Чего селяне Луганщины ждут от предстоящих парламентских выборов? Ответ аграриев повсюду – от Мелового до Троицкого, от Станицы Луганской до Кременной – в большинстве своем одинаков: «Мы хотим, чтобы власть повернулась лицом к Луганщине». Точно так же отвечает на этот вопрос и Олег Кобзарь, предприниматель в сфере сельхозпереработки и пищевой промышленности, руководитель ООО «Ольховское» – элеватора в Станично-Луганском районе

 

Эвелина БОГДАНОВА

 

 

– Элеватор в Станице не работает уже пять лет. Реально ли возобновить его работу?

– До войны элеватор обслуживал фермерские хозяйства из Марковского, Старобельского, Беловодского, Станично-Луганского, Краснодонского, Лутугинского районов, Свердловки. Работало на предприятии около 200 человек. 13 мая 2014 года пришлось остановить работу, чтобы никто не пострадал, потому что уже сильно стреляли.

А вот запустить элеватор возможности нет. И боевые действия тут ни при чем. Просто так сложилось в Луганской области, что железнодорожное сообщение от станции Кондрашовка в Станично-Луганском районе с остальной Украиной соединяется путями, проходящими через Луганск. И уже пять лет район как остров. Чтобы решить вопрос необходимо строительство ветки от Старобельска до Рубежного. Тогда и элеватор сможет заработать, и аграрии смогут перевозить зерно не фурами, а вагонами.

 

– Разговоры о строительстве ветки идут не первый год. Говорят, что это дорого…

– Не дороже, чем строить дороги! Причем запуск железнодорожного сообщения – это и новые рабочие места, и тот же запуск элеватора, и оживление бизнеса. Это поступления в бюджеты всех уровней, из которых уже можно и на дороги деньги выделять.

Самая главная проблема у нас – как фермеру сбывать свою продукцию, когда инфраструктуры нет. Раньше везли в Станицу на элеватор, а теперь надо везти как минимум в Харьковскую область. И сельхозпроизводители теряют на каждой тонне около 700-900 грн. Тонна классной пшеницы стоит до 5000 – вот и считайте. Плюс к этому – 200 человек без работы.

 

– Где сейчас работают люди?

– Край у нас тепличный, поэтому кто-то выращивает овощи, а кто-то ходит, носит коробки с огурцами через КПВВ на Луганск. Как они сами говорят, «логистические услуги оказывают». А людям деваться некуда. Другой работы в Станично-Луганском районе практически не найти.

 

– Если говорить о сельскохозяйственном предприятии в Беловодском районе, где вы являетесь совладельцем, там ситуация лучше?

– Работаем. У нас около 3 тыс. га земли, свинотоварная ферма, производство – свой хлебозавод – снабжаем жителей области хлебом. Торговая марка «Благодатный».

Опять же, весь сельскохозяйственный бизнес во всем цивилизованном мире работает на заемных средствах. Наше предприятие имеет 20-летнюю отличную кредитную историю. Война началась, «Ощадбанк» кредиты выдавать прекратил. Пришлось ехать в Харьков, в центральное отделение «Приватбанка», и там решать вопрос с кредитом.

 

– А государственные программы поддержки сельхозпроизводителей?

– Они до нас не доходят. Государственная политика в нашу сторону нулевая. Никто на нас не обращает внимания, мы сами выживаем, как можем.

Мы брошены: нет дорог, нет государственной помощи. Сюда даже уговорить людей привезти что-нибудь – дизтопливо, удобрения – это вообще проблема! Никто не хочет с нами связываться. «А где вы? В Станице? Та не, у вас там стреляют».

 

– Как власть может помочь луганским сельхозпроизводителям?

– Преференции должны быть, кредиты, финподдержка, госпрограммы, особенно на линии разграничения, в районах, где ничего другого нет. В цивилизованных странах кредиты под 3-4% годовых. Но мы об этом даже не мечтаем, тут бы хоть под 21-22% годовых без мороки оформить.

 

– Если работать вблизи линии разграничения трудно, значит, и жить нелегко?

– По-житейски, проблем тоже хватает. Я сам луганчанин, три года не мог попасть в Луганск – сложно и страшно. А потом так случилось, что пришлось. Пошел на КПВВ. И скажу, никому не пожелаю пройти через все эти унижения – и с этой стороны, и с той стороны. На тебя смотрят, как будто ты государственный преступник, и обращаются соответственно: «Стань влево! Не шевелись! Повернись! Не улыбаться! Сюда не ступай!» Морально унижают. Надеюсь, придут новые люди к власти, будем говорить об этом. Надеюсь, нас услышат.

Ещё тут нет нормального медицинского обслуживания. К примеру, коснулось, что надо сделать МРТ, – езжай в Северодонецк. Поехали, по дороге два колеса пробили. А вообще ближайшее нормальное медобслуживание – в Харькове.

А тот же газ! У нас в Станице есть месторождение газа, его разрабатывает «Шебелинкагаз». А люди возмущаются: «Как это, у нас свой газ, хоть и попал в частные компании, почему тогда он такой дорогой для людей?» Это болезненный вопрос для всех: можно же, как все обещают, газ собственной добычи направить на нужды населения?

 

– Как вы считаете, парламентские выборы изменят ситуацию?

– Если разгонят тех, кто сейчас в парламенте, думаю, что-то изменится. Только надо на людей работать, а не на себя, заниматься государственными вопросами.

Хотелось бы, чтобы новые лица в парламенте направили свои усилия на развитие страны, чтобы каждый из нас, граждан Украины, мог сказать им спасибо.

Я сегодня говорил с вами как руководитель элеватора, как фермер и как гражданин – и хочу сказать, что ни в одной ипостаси не чувствую защиты со стороны государства. Нас просто вычеркнули.

Власть должна что-то делать, повернуться лицом к Луганской области. Тогда всё будет хорошо. А пока, к сожалению, так, как есть.

Распечатать
© По материалам Луганщина.ua
Наверх